Aersibeth
guide the dreamers back to life
Во время игры, прошедшей 20 февраля 2000 года, я задержалась там, не могла выбраться. Произошло это достаточно просто. У нас с Квинн были одинаковые камни-ключи, которые были нам необходимы для того, чтобы выйти из игры. Её пропал неизвестно куда, и она взяла мой, решив, что я в какой-то момент украла её ключ. Парадокс, и неизвестно, куда подевался её камень. В итоге я осталась в игре, с несколькими ограничениями: всегда напевать, пританцовывать, быть лидером и говорить правду. Через 24 часа я должна была написать, почему Игра решила выставить всё так, что меня предал мой собственный же факультет. И не просто факультет, а лучшая подруга. Через 24 часа я дала ответ. Это были самые сокровенные мои мысли, самые тёмные уголки моего сердца, и мне было невыносимо больно говорить это. Однако, пришла пора наступить на горло страху и сделать это. Я была уверена, что после этого факультет навсегда от меня отвернётся...


Ну вот, прошло уже 24 часа с тех пор, как мы закончили игру, и я наконец-то перестала петь и пританцовывать. Всё же, с одной стороны, одно из ограничений призывало меня говорить правду, что придало бы моим словам больше веса. Но, с другой стороны, я слишком часто говорю вам о своих катастрофах шутками и намёками. Просто я не люблю, когда меня жалеют. Пришёл момент говорить серьёзно. Надеюсь, вы не станете ко мне после этого по-другому относиться, хотя и есть в моей голове мысли, что могли бы вас заставить это сделать. Говорить буду много, иногда по делу, иногда отходя от темы. Но я надеюсь, что вы простите мне это. На этот раз мне многое нужно высказать вам.

При вопросе о причинах у меня в голове завертелась масса ответов на этот вопрос. Думаю, именно поэтому мироздание и не могло оставить это без вмешательства. Слишком много причин.

В каком то смысле, ответ на этот вопрос является самой сокровенной моей тайной. Вспоминая события 13-го февраля, вам было бы честно узнать то, что я прячу глубоко в сердце и не хочу никому рассказывать. Вы имеете право знать мою тайну, раз однажды пожертвовали своей ради меня. На самом деле, самый настоящий предатель у вас на факультете это я. Думаю, именно на это игра и пыталась мне намекнуть. Когда меня бросила сестра, я считала, что она меня предала. С самого рождения я считала, что наша бабушка предала нашу семью. Пропадающего где-то брата я тоже обозвала предателем, когда выяснилось, что он что-то знает о сестре и молчит. Затем я назвала предателем свою мать, которая отказывалась рассказывать о причинах пропажи моего отца и силой увезла меня во Францию. Мне вечно в семье чего-то не рассказывали, я не была посвящена в прекрасный клуб, в котором они состояли. В последнее время я узнала о своих родственниках чуть больше, чем хотелось бы. Я всегда чувствовала себя брошенной и преданной. Эта игра дала мне понять, что предатель на самом деле я. Раскидываясь обвинениями, я оставалась слепа к тому, что я всё делала наперекор семье. На самом деле это я их предала, а не они меня. Моя семья всегда была на другой стороне, вся едина, и только я чего-то в этом не принимала. Теперь мы по разные стороны баррикад.

На самом деле, я стала предателем и для вас тоже. Я сама отдалилась от факультета, и вы это заметили, наверное. Это не так очевидно со стороны, я делаю для этого всё возможное. Я только к вам пришла, и через несколько дней я уже решила от вас сбежать. Я понимаю, что это мало возможно, несмотря на то, что я уже совершеннолетняя и в принципе не совсем официально являюсь учеником Хогвартса. Однако я знаю, что могла бы предоставить вам защиту в крайнем случае. И у нас не так много людей, владеющих магией на достаточном уровне (у нас всего два ученика на старшем курсе). Но, несмотря на это, мне хочется сбежать. С самого объявления войны я хотела уйти на неё, как бы страшно это ни звучало. Бросить вас и бежать неизвестно куда, в надежде предотвратить войну от проникновения в Хогвартс. Да, я трусиха. Я боюсь повторения той же самой картины, что я лицезрела в Шармбатоне. Моя помощь была бы ничтожна на поле боя, скорее всего я бы погибла в ближайшее время. Это и было бы моим страшным предательством вас после возвращения.

Такое ощущение, будто бы вся жизнь меня подталкивает к мысли о том, что никому нельзя верить. Квинн закончила игру с моим ключом. Иронично до невозможного. Она подумала, что я украла у неё камень и украла мой. Недоверие, обычное недоверие двух самых близких людей, что готовы были доверить друг-другу жизнь. В этой игре мы посмели поставить друг-друга под сомнение. Подлое правило заставляло нас воровать друг у друга, врать, подозревать один другого. По-сути, эта игра была просто отвратительна. Но, как я уже говорила, нам ничего уже не страшно после 13-го числа. Эта игра подталкивала нас принимать друг-друга такими, какие мы есть, с грехами или без. Врущими или нет. И я вас приняла, и я вам всё равно верю. Мне больше некому верить, вы самые близкие мне люди. Однако в какой-то момент два, возможно самых близких друг-другу человека на факультете усомнились друг в друге.

Я не виню ни в чём никого. Я не считаю, что меня в чём-то предали. Не виню даже игру, что заставила нас всё это испытать. Игра сделала меня тщеславной, горделивой и высокомерной. Это превратило меня в какого-то монстра, заставило вести себя так, как я себя обычно не веду. Это оставило противный, шершавый след на душе, мне не хотелось всего этого говорить. Мне не хотелось этого чувствовать. По рассказам, в прошлый раз я тоже успела наломать дров. Как бы эгоистично это ни звучало, но я рада, что я этого не помню. Но сейчас я помню всё. Но одно меня пугает больше всего… Никто из факультета так не поддался своему греху, как это было со мной. Все проявлялось тихо, достаточно умеренно, и лишь у меня получилось внутренне остановить лишь несколько случайных фаз и чувствовать лёгкую тошноту во время всего процесса. Возможно, причина кроется ещё и в этом? Возможно, я стала слишком слаба даже для того, чтобы бороться со своими внутренними проблемами ради факультета. Возможно, я вообще разучилась бороться? Наверное, именно поэтому игра и не выпускала меня, пускай я закончила её первой и на тот момент у меня был мой ключ.

Очевидно, игра не любит предателей и трусов. Не любит она также недоверия, возникшего между близкими людьми. Наверное, именно поэтому она так остро на меня отреагировала. Я пойму даже, если она меня и не выпустит. Наверное, я действительно перестала быть частью коллектива, перестала верить в простые вещи, слишком часто вещала ярлыки предателей на других людей, хотя на самом деле не видела этого в самой себе. Не знаю больше, какому месту я принадлежу. Перестаю понимать, кто я, что я и какой выбор будет и был бы правильным. Бегу от всего, что могло бы дать мне дом, боюсь собственной тени… Не уверена ни в чём, и именно эта трусость оставила меня в игре.

@темы: game, confession, character