Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:09 

through the looking glass | tomorrow was war

Aersibeth
guide the dreamers back to life
Хогвартс: Зазеркалье, или Завтра была Война.


Как мне показалось, это была лучшая игра из тех, на которых я до этого бывала, и я несказанно рада, что я её не пропустила. Спасибо всем мастерам за квесты и поддержку, факультету за то, что вы рядом и всегда такие прекрасные, всем ученикам и профессорам за атмосферу, игру и общение. Это было замечательно, и стоит начать всё по порядку. Отчёт написан не от лица персонажа, хотя иногда и попадаются её мысли, написанные курсивом.

Предигровое.

Про секреты, поезда, больничное крыло, белые плащи и детей.

Как истинные заговорщики, мы никому не сообщили о том, что я собираюсь ехать. Об этом знали я, Астарта, да несколько мастеров. На самом деле, я действительно и не должна была ехать. В четверг был экзамен по праву, а значит самолёт в пятницу. И как бы рано я ни выехала, с разницей в три часа между странами я бы прибыла в Пулково в районе шести вечера, да и то уставшая и измученная. Поэтому факультет уже был готов к тому, что меня на игре не будет, и мы собирались устроить им невероятный сюрприз: они едут а я к ним хоп, и в поезд (я ведь и подсаживаюсь на станцию позже обычно). И они счастливы.

Итак, пятница позднее утро, я бегаю по дому, разыскиваю мантию, юбку, рубашку и в принципе всё, что ещё мжет понадобиться и пригодиться. И тут я вижу звонок. Звонит наш Пивз. Я понимаю, что если по контакту скрывать факт своего приезда сложно, но можно, то по телефону это будет буквально "миссия невыполнима". И я сделала то, что сделал бы на моём месте любой храбрый человек... Не взяла трубку. Ну а что ещё мне оставалось делать? Он звонит второй раз, и я гордо его сбрасываю. Начинаю уже было печатать смс, мол "роуминга не боишься, в Бельгию звонить?" а потом понимаю, что сказала ему, что в пятницу приезжаю. А ведь по времени я сейчас должна быть в самолёте. Наплевав на всё на свете, я решила просто взять трубку, прокручивая в голове возможные оправдания. Однако, вопрос "ты на каком поезде едешь?" рассеял все мои сомнения. Видимо, он знал.

Ехала я на общем поезде и мне сказали ребятам не показываться. Видимо, интрига должна жить дольше! Мне сказали, что все сгруппируются в первых вагонах, а мне надо сесть в последний. Я спокойно забираю палочку у Олливандера (свою я как-то в отчаянии уже успела продать), дрогну с книжкой на перроне и жду Хогвартс-Экспресса, заглядывая в окна, надеясь увидеть там знакомые лица. Так как поезда ходят каждые пять минут, можно спокойно сесть не на свой, вот я и ждала. И тут... вижу, как из последнего вагона на меня в упор смотрит Квинн! Схватив рюкзак, уткнувшись лицо в шарф, я рванула в поезд со скоростью ужаленного осой гуся, и давай драпать в первый вагон. Оставалось только надеяться, что они не отправят никого проверить, я это или нет. Не отправили, и хорошо... Пивз встречал меня на станции. Выпрыгнув ему буквально в руки, мы, не тратя времени на приветствия, с грацией двух пингвинов в сезон спаривания, рванули в другую сторону от базы, прямо в лес, чтобы нас не дай небо никто не заметил.

Дав волю обнимашкам там, мы прождали определённый отрезок времени, и медленно направились за процессией с чемоданами, медленно подползающей к нашей любимой базе. Ползли они долго и мучительно, с чемоданами-то, поэтому то и дело приходилось останавливаться. А вот подойдя к базе, мы рванули в подвал так резко и внезапно, что я чуть не посчитала копчиком все ступеньки нашей коротенькой лестницы... Добежали до подвала, спрятались в больничном крыле. И вроде всё достаточно неплохо... Но тут мне захотелось в туалет. Ни Пивз ни я не знали о существовании туалета в подвале. Поэтому я, нацепив на себя белый плащ, зацепилась на Пивза, и мы начали сокрушительный подъём наверх. почему так? Вокруг все готовили Хогвартс, а я не вижу ровным счётом ничего, включая собственный нос. Вечно наступая на полы белого плаща, медленно реагируя на фразы "а вот тут поворотик", я то и дело впиливалась в учеников. В общем, поход до ванной факультета Рейвенкло был, можно сказать, героическим.

А дальше было странно. И много, много обнимашек. Паркинсон, Долохов, Помфри, многочисленные призраки. они то приходили всем скопом и было весело, то я сидела в компании с книжкой. Хотя книжка была не так грустна. Особенно потому, что рядом стояла бутылка колы, бутыль коньяка и пакен конфет. Мне было тепло, хорошо, и замечательно. Однако каждый раз, кгда кто-то заходил в комнату, мне приходилось шугаться под белый плащ. особенно когда прилетел Пивз со словами "тихо-тихо, у меня Квинн на хвосте!" Переодевшись, я с экскортом из пяти преподавателей, двое из которых бурно обсуждали, чей я ребёнок (на самом деле, это был самый милый момент всей игры), отправилась в Большой Зал... Вот тут-то и началась вся игра.

День Первый. 13 февраля 2000г.

О вранье, единорогах, квиддиче на фестралах, факультете, тайнах, ядах, друзьях и мироздании.

Итак, Эвелин Рейнсворт прибывает из Франции, сама не понимая, как оказывается в Англии. Пережив нападение на Шармбатон и месяцы войны после этого (надо было маменьке накопить на поместье), она возвращается в любимую школу. Стоит упомянуть, что сама Эвелин не видела своих друзей семь месяцев, если не больше. Ну а я пожизнёво не видела факультет четыре месяца. Учитывая все эти факторы, я уселась за своим столом с высокомерно-пафосной рожей, а когда дети побежали меня обнимать и целовать, ответом им было "не трогайте меня, Мерлина ради", а также характерный жест рукой.

На этом моменте уже стоит упомянуть, что не совсем Эвелин прибыла в этот день в Хогвартс. На данный момент времени она уже была полностью поглощена иной сущностью, что заставляла девочку врать обо всём, что бы она ни говорила. А ещё вести себя так, как она в обычном состоянии не стала бы себя вести. Говорить, когда она обычно молчала, избегать факультета, в принципе творить нечто странное. Медленно но верно, сущность захватывала и разум, и душу Эви. Однако воспринимала она мир вокруг совершенно нормально. И если намеревалась что-то делать, она могла вполне это сделать. поэтому заклинания и выходили правильно. Что касается письма... Да, было ещё и письмо. Посланное незадолго до игры, с примерным смыслом "я вас всех ненавижу, лучше бы вы все умерли, я упиваюсь войной во Франции и надеюсь, мы никогда больше не увидимся. Нет, я его не писала. И сущность тоже. Можете воспринимать это как самый потаённый кусочек души, который выдернули из Эви и выплеснули на бумагу, а потом переврали каждое слово. По чему это случилось я, пожалуй, опишу позже - итак много времени потрачено на разъяснения.

Итак, я сижу в большом зале, гляжу на расплывшиеся в улыбке и восторге мордашки своих любимых хаффлпаффцев, а сама сижу всё с той же кислой рожей и говорю, что я совершенно не рада приехать в Хогвартс. Сначала меня удивило, что их это не расстроило, но затем я поняла, что они о чём-то догадались, когда на фразу "я ни за что не возьму в рот этот тошнотворный салат", они протянули мне тот самый салат. А потом мы дошли до "обшарпанной гостиной" и "отвратительных конфет". Факультет, конечно, оценил не сразу, и привык тоже не с первых слов. Мистер Монтегю со своей белой с блёстками аурой разврата заслужил звание "самого неприятного человека на свете". Естественно, в связи с этим я отправляла всех, кто кого-то искал, в запретный лес. В самом начале своего путешествия я рванулась в лес искать единорогов, стащила свечку из библиотеки и не забыла сказать Астарте, что у неё просто отвратительная мантия. Зато когда исчезла гостиная Хаффлпаффа, я была оплотом спокойствия и успокаивала весь Хогвартс, убеждая их, что гостиная на месте и всё хорошо. А при походе в гостиную гриффиндора я развлекала ребят рассказами о том, как в германии играют в квиддич на фестралах и убеждала всех, что рядом со мной сидеть нельзя, но вместо этого нужно сесть на торт.

"Иногда я открывала глаза и видела стены Хогвартса перед собой... Всё те же люди, и рядом был факультет, мой родной факультет. Что-то сжимало в груди так сильно, что трудно было дышать. Люди вокруг говорили о войне, говорили о смертях, а я ничего не понимала. Порою мне казалось, что я давно уже умерла, и это моя жизнь, что пытается меня нагнать. Или же всё просто сон, галлюцинация. И, тем не менее, мне нравился этот сон, мне нравилось думать, что он реален. Я видела людей вокруг себя, которые должны быть далеко. Вот пускай они и будут далеко, думала я, пускай война их не коснётся."

Иногда Эвичку таким образом выкидывало в реальность, вернее, вбрасывало в саму себя. Это происходило тогда, когда какие-то очень сильные эмоции были сильнее этой сущности, и ей приходилось ослабить хватку. Факультет быстро привык. Конечно, у них возникли существенные сложности, когдя я посмотрела в зеркало инверсии и начала менять слова местами. Вот тут стало уже воистину сложно играть. Факультет задавал мне инверсированные вопросы вроде "ты не хочешь чаю?" на которые мне нужно было отвечать ложью, переставив слова в предложении подобно мастеру Йоде. А ещё меня заперли в гостиной и не пустили на патруль. Меня вообще очень часто в первый день запирали в гостиной и откармливали "отвратительными конфетками". Зато я успела оформить свой домик, и даже прицепить туда какие-то эмоции, мне было чем себя занять. А когда мне нужно было что-то рассказать (представляете, во что превратилась фраза "зеркало упало и разбилось, профессор говорил о каких-то тварях, что проберутся в Хогвартс, нам ничего о тварях не рассказывали, скорее всего, зеркала это порталы, через которые сюда могут попасть какие-то существа") у меня появлялся синхронный переводчик в лице Йолы. С Монахом мы сошлись во мнении, что у меня отбило память, а всем остальным, кому было не наплевать на персонажа, она казалась сошедшей с ума.

Зеркала на меня в принципе реагировали странно. Андрогинное помахало лапкой и подмигнуло, а потом и не стало исчезать, когда я решила от него уйти. А то зеркало в туалете, в которое мы смотрелись всем факультетом, и вовсе нам наврало, ибо в нём отразилась я. А потом ко мне стали приставать с карточками. У факультета появились карточки! И Квинн даже признала в журавле моего патронуса (не имеет никакого отношения к зелью, но приятно, что его помнят!) А вот потом началось самое веселье...

После объявленного на всю школу отбоя, случился рецидив. сначала меня, как всегда, "выкинуло" обратно в Эвилин. Но это было только затишье перед настоящей бурей... Этим сущность отпраздновала полное поражение школьницы. После того, как сущность полностью завладела телом, врать уже не было никакой необходимости. Теперь я была этой сущностью. естественно, я пообещала перебить весь факультет, если они меня не выпустят, начала на них орать, а они всё безуспешно пытались уложить меня морфиусом. Конечно, инкарцеро на меня сработало, но добрее я от этого не стала. На самом деле, в тот момент, когда меня связывали, я подумывала защититься и швырнуть в весь факультет ступефаем с двух палочек. Была у меня даже мысль покидать парочку торменцио, от которых кроме Квинн никто по возрасту уже защититься не мог (они бы всё равно работали только в пол силы), но потом передумала. А зря, на самом деле, был бы интересный отыгрыш. Но не будем на этом останавливаться. Уложить меня спать смогла только мадам Помфри, а потом пришла Астарта, и понеслось...

Пока я спала своим беспокойным сном, факультет успел узнать об увлекательной легенде, обновить инкарцеро на мне и даже немного подумать о том, что со мной делать. Но, когда я очнулась, вернее, меня разбудили самым деликатным образом, началось моё торжество как Сущности. Во всяком случае я им объяснила, что я буду менять по ингредиенту на тайну. И всё шло достаточно хорошо, до тех пор, пока одна из наших студентов не сказала, что ей всё равно, останется Сущность в их бывшей старосте или нет. Как Сущность я торжествовала, а как игрок я начала писать новую анкету... Однако, за такую тайну она всё равно достала ингредиент, осталось это всё только сварить. А варить пришлось Квинн, как лучшей подруге Эви. Вот только Квинн за это пришлось бы отдать самое дорогое, что у неё есть. Ключевым элементом при варке зелья быа именно решимость и желание спасти подругу не смотря ни на что, и пока что это зелье никому успешно сварить и не удавалось. Мироздание сжалилось над Эвелин тогда, когла у "равнодушной" студентки выпала линза и та убежала в туалет. Теперь хотя бы все присутствующие готовы были изгонять Сущность из тела. Сущности уходить не хотелось, поэтому она уповала на яд, выполняющий роль основного ингредиента в зелье. Капнуть его нужно было счастливое число Эви. (Вообще, изначально счастливое число у неё - 24, но если бы мы капнули 24 капли, то уже пожизнёво все умерли бы от этого вкуса). Спросив о моём счастливом числе, они получили ответ, что "Эви вообще неудачница и у неё все числа несчастливые". С гордым криком "тринадцать!" они приготовились добавлять яд в зелье. Я продолжила своё торжество как Сущности и процесс написания новой анкеты как игрока. Однако, они вытрясли из меня её счастливое число за тайну Астарты.

А затем ребята-присутствующие выпили по ложке этого зелья, и можно было смотреть, как скривляются от вкуса их чудные личики. Видимо, зелье по вкусу было действительно способным душу очистить. Когда подошла моя очередь, я сопротивлялась как могла, понимая, что Сущность проигрывает эти детям, которым всё-таки удалось сварить это зелье. Я успела метнуть в Астарту (которая, по-сути, спасла детей от ошибки) взгляд ненависти, пока она доставала свою палочку. Но палочка и не пригодилась. Хаффлпафф, не признающий гуманных методов, схватил меня за голову и уши, и силой открыл рот, влив в меня зелье, которое по вкусу действительно напоминало протухшие яйца с перцем (вы когда-нибудь смешивали майонез, полынь, и ещё 6 ингредиентов?). Сущность покинула тело, а почти весь факультет обзавёлся непреложным обетом.

"Я очнулась сидя на стуле, ощущая себя гораздо более разбитой, чем когда-либо до этого. Голова гудела, живот сдавливало, и до сих пор было тяжело дышать. Я открыла глаза в своей гостиной, и снова увидела рядом с собой те лица, что приходили ко мне во сне. Я сплю, в который раз уже вижу этот сон, думалось мне. Это не было сном, никогда не было. Я видела свои руки, чувствовала странный привкус на языке, и, стоило мне наброситься с объятиями на первого человека перед собой, я почувствовала его тепло. Я думала, они рассыпятся, как иллюзии, плод моего воображения. Но они были здесь, настоящие. И я была настоящей. Квинн плакала, миссис Паркинсон говорила ей что-то, и я не могла отделаться от ощущения, что это всё из-за меня. Я не понимала, что тут делаю, и боялась, что это именно Хаффлпафф вернул меня домой. Кажется, ни у кого не было больше сил на объяснения... Как и у меня на восприятие. Мне нужен был долгий, глубокий сон..."

День Второй. 14 февраля 2000г.

О правде, паранойе, осколках, смеркутах, бале, слежке, зеркалах и счастье.

Утро добрым не бывает - хорошая фраза, очень правдоподобное. Этим утром было просто "рано". Хотелось спать, а уже во вторую очередь есть. Персонаж чувствовал себя невероятно смятым, особенно узнав, что у неё из памяти выпало несколько дней, и когда ей рассказали товарищи по факультету, чем она занималась весь первый день пребывания в Хогвартсе, и это напрягло вдвойне. Оказывается, сущность была не просто милым существом, что врало всем подряд и отправляло слизеринцев в Запретный Лес. Оказалось, что это чуть было не вылилось в массовое самоубийство всего факультета Хаффлпафф. Но, с другой стороны, Эвелин была невероятно рада вновь оказаться в Школе. Судя по тому, что отсюда её никто не выгонял, её присутствие было здесь совершенно нормальным. Но она всё равно не понимала, как смогла пробраться через закрытую со всех сторон страну, из которой даже письмо было не отправить. Но зато я услышала ещё раз про все свои выходки. "Зачем искать единорогов, это же гриффиндорская тема!" А как просветлело лицо Кариссы, когда я сказала, что конфеты очень вкусные.

"Несмотря ни на что, мир продолжал вращаться. Всё шло своим чередом. Уроки, факультативы, затем и бал. Я носила старую мантию, была со старой группой друзей, и только лицо Джозефа напоминало о том, что когда-то я действительно училась в Шармбатоне. Но рядом не было Жоржа. Не уверена, что я хоть когда-нибудь смогу смириться с его смертью, а посещение его могилы не помогло мне. Он никак не стал ближе, пускай его монумент и стоял прямо напротив. Зато рядом была Квинн, но разве можно было менять одно на другое? Хотелось бы стоять всем вместе, обнявшись. И чтобы сестра тоже была рядом... Вернётся ли она когда-нибудь?"

Уроки были замечательны. На уроке по Уходу за Магическими Существами нам показали молодую особь сфинкса, который взял по одному ученику с факультета и согласился только их отдать, если мы отгадаем все его загадки. Как ни странно, со своими загадками Хаффлпафф справился гораздо быстрее (и, главное, безошибочно), чем Рейвенкло. Но, стоит отдать тем должное, они справились с финальной загадкой шустрее. На истории магии мы послушали истории про Мерлина и его любовниц (нет, конечно, там было и про Артура и про магические посохи, но всё же). В перерывах мы писали валентинки профессорам. А ещё радовала омела, которая каждый раз оказывалась в самых неожиданных местах, заставляя ждать поцелуя от человека противоположного пола. Я, наверное, навсегда запомню, как шла в гостиную, у увидеа грустное-грусное лицо профессора Люпина. А потом пучок омелы, над ним висящий. Яуж хотела было быстро поцеловать его в щёчку, чтобы спасти от зелёной напасти, но потом решила, что спасать таким образом профессора было бы несуразно, и оставила его на растерзание фанаткам...

А вот Защита от Тёмных Сил требует отдельного абзаца. Это было умопомрачительно. Задачей было достать у огромной птицы-дракона её драгоценные яйца (которые Гриффинлор успел помять). И ладно бы сама птица, но в комнате сидели ещё и каппа со смеркутом. С каппой бороться было нетрудно - нужно было заставить его поклониться, в этом случае вода вытечет из его выемки на голове и он потеряет свою силу. Что с ним делать мы не знали, и посему сначала мы просто все поклонились, потом встали на колени, кто-то попробовал прикормить его конфеткой. И тогда мы решили спеть. Единственной песней, которую мы все мало-мальски знали, была "белогривые лошадки". Обезумев от нашего пения, каппа сжался, поклонился, и пропустил факультеты вперёд. Смекут носился по комнате, размахивая своим чёрным плащом. Поняв, что патронуса у меня временно нет, люмоса тоже (когда я привыкну брать фонарик на игру), я решила сжечь большой зал своим инсендио. Это его мало-мальски отгоняло, но как пробраться к аками, что сидела в углу, стреляя глазами?Схватив Квинн за рукав, я потащила её в обход, пока Рейвенкло столпился с другого конца. Оставив Квинн охранять мою спинку, я медленно полезла через скамейку, пока предприимчивый Рейв приманивал птаху конфеткой. Я успела только схватит яйца и подумать о том, как буду перескакивать через скамейку, как драконище обернулось и посмотрело прямо на меня. Это был момент истины. Моя перекошенная физиономия отображала всё неудобство этой ситуации. Я сиганула в центр зала так быстро, что удивилась, как не сломала ночи об стол. Поскольку для каста инсендио нужны обе руки, моей задачей было бежать быстрее, чем летает смеркут... Как выяснилось позднее, он был слишком занят присасыванием к Квинн в этот самый момент. Победоносно вручив яйца профессорам, я поняла, что перед нами снова стоит каппа. На этот раз мы долго резину не тянули. При первых же звуках песни "голубая луна", несчастный каппа сжался в комок и уполз под стол вместе со своим болотом. Отправив прощальное инсендио в смеркута при выходе из зала, на меня свалилась иная проблема - окровавленная Квинн, от которой еле отодрали этого смеркута.

Потащила я Квинн мобиликорпусом в больничное крыло, которое оказалось наглухо заперто. Поскольку перетаскивание учеников мобиликорпусом требует контакта и тактильного и зрительного, было решено оставить девочку возле больничного крыла и отправиться искать Помфри по Хогвартсу. Вломившись в учительскую я обнаружила, что там идёт зельеварение а также мне сообщили, что Помфри отправилась в Мунго. Пришлось срочно бежать к Фанни, которая на улице проводила свой урок с младшим курсом. И, кажется, история про смеркута и истекающую кровью ученицу её не слишком впечатлила. Зато всех находящихся на улице впечатлили каппа, смеркут и аками, вывалившиеся из большого зала. Скриками и визгами толпа побежала в дом. Моего комментария "спойте им переснку" они не оценили. Зато через минут 15, пока Фанни раздавала всем баллы и слушала историю про каппу, я смогла затащить её в подземелье к больничному крылу.

Представьте себе мой ужас, когда Квинн там не оказалось. Вместо этого моему взолу предстал злосчастный смеркут, профессор Снейп и мистер Струпьяр. Поскольку смеркуты за собой трупов не оставляют, я решила, что он бездыханную Квинн доел... Благо, староста Хаффлпаффа лежала уже в больничном крыле. По словам Квинн, её нашёл профессор Снейп, просканировал тело и повысил кровяное давление. Застав двоих в очень романтичной позе, мистер Струпьяр решил, что он им помешал, и в общем и целом ситуация прояснилась, стоило только достать ключ. Квинн выдали обратно чуть ли не сразу же, и мы ушли готовиться к факультативам. Прослушав факультатив Квинн сразу в гостиной, я отправилась на факультатив по любимому ЗОТС. Суммировать факультатив можно так: мы бегали без люмосов по лесу. В общем и целом, нас учили маскировке. Темно было настолько, что менч перепутали с мисс Пьюрфой младшей, а я успевала накрутить несколько кругов по лесу, пока мы перебегали в одной стороны на другую. На амом деле, это оказалось и весело, и полезно.

А теперь не про весёлую часть....
"Было очевидно, что Алиса с нашего факультета ведёт себя невероятно странно. Она огрызается, ничем не интересуется и избегает нас. Вот только она такая не одна... На всех факультетах есть люди, что ведут себя странно, а на их лицах видно зеркальную крошку. Спрашивая товарищей по факультету я убедилась, что ведут они себя не так, как я. Но это не делает их поведение более нормальным. Я боюсь, что, стоит их сущностям захватить тела студентов, повторится та же история. Нашему факультету повезло, раз все остались живы. Но получится ли то же самое у остальных? Весь Хогвартс может вымереть."

Схватив в охапку людей, что вели себя нормально, я говорила о том, что у нас была одержимая ученица, поведение которой чуть не привело к смерти всего факультета. Да, я говорила о себе в третьем роде. Я распространила по факультетам информацию достаточно простую: узнайте, что им нужно, ибо просто так они бы захватывать тела не стали. Также я посоветовала устроить за ними слежку из трёх человек - если одного вырубит, то один может продолжить преследование, а третий побежит за помощью. Потом вся эта группа отправилась в Большой Зал, а мы, недолго думая, помчались за ними же. Рядом с Залом стояли профессоры Снейп и Треверс, которые, кажется, особого внимания на нас не обращали. Они спросили, чего мы хотим, мы сообщили, что желаем поесть, и они махнули рукой. Но Зал был закрыт! Алохомора не помогла, тогда профессор Снейп встал в максимную стойку и кинул в дверь бомбардой. Удивительно, но даже это не помогло. Тогда нас погнали домой, а у Эви чуть было не случилось истерики. Но Алиса вернулась домой, и рассказала, что произошло...

Но это были не все тайны! Где же настоящий портрет Хельги, почему нам не отвечает Ксесс Смит, и кто прислал нам странную записку, я кобы от Хельги? Ни Кровавый Барон, ни брат Ксесса не смогли подтвердить почерк Хельги. Но такие записки пришли всем факультетам, и они гласили "Я вами недоволен, им нужна ваша помощь, вы можете сделать это проще, подумайте над этим." И это так и осталось загадкой... Но бал уж близился, пора было перевоплощаться.

"Несмотря на все мои опасения, Бал прошёл спокойно. Я скучало по балу так сильно, что сама этого не замечала. Настал тот день, когда я могла просто танцевать и смеяться со своими друзьями, и я была счастлива. За пять месяцев войны я уже забыла, когда смеялась в последний раз. Я боялась, что во время бала на нас нападут Террористы - я думала, что они приложили руку к тому, что в наших друзьях оказались эти осколки. Ведь в меня осколок попал ещё во Франции, привела ли я эти проблемы за собой? Я ли виновата в том, что это произошло? Всё это время я просто боялась, что меня поймали Венгры и используют в своих целях, чтобы проникнуть в Хогвартс. Но я была свободна, дети тоже... Вернутся эти проблемы или нет - неизвестно, но сейчас я уже не могу быть уверена, что не врежу своим же товарищам своим присутствием."

Мы танцевали вальс со своей парой, с которым у нас был один номер. Это был новый ученик с Рейвенкло, спасибо тебе за танец, за все наши покачивания "лодочкой" и повороты. Удалось потанцевать даже с Пивзом, конечно, с ребятами с других факультетов и со своими дорогими ребятами. Это было замечательно. Потом факультет убежал, и в танцевальном зале из нашего факультета нас было только трое - Карисса, Джозеф да я. Мы пускали фейерверки, которые чуть было не убили толпу, ибо летели прямо в людей. И это было здорово. Мы продолжали танцевать, обсуждать весьма странные темы с Сирином и Джозефом, и это была прекрасная ночь, плавно перетекающая в утро, когда мы добрались до своей гостиной. Там мы чуть было не убили любимого Долохова своими рассуждениями про надкусанные яблоки и маггловские браки. Зато Оливия, божественный наш зельевар, сварила невероятный ореховый напиток.

День Третий. 15 февраля 2000г

Про войну, побег, ожидание и расставание.

А на третий день была война. В 9.40 нас разбудила сирена. Я, как и многие другие, решила, что проблема пожизнёвая. Будучи в полудрёме, мне казалось, что я бегу из какой-то тюрьмы. Решив, что в помещении пожар, я быстро схватила все свои монатки, сорвала телефон с зарядкой (чтобы позвонить и предупредить, что я приеду раньше). Увидев мирно разгуливающих по холлу мастеров, мне хотелось легонько кого-нибудь из них стукнуть рюкзаком, для профилактики. Как же я тогда перепугалась! На нас напали, Венгры вырезали какую-то деревеньку в окрестностях Лондона, и нам пришлось вступить в эту войну на стороне Франции. Если честно, я так ругалась тогда на мастеров, что и не думала о вролливании. Пока рядом со мной не уселась Луна, которая начала рыдать. Вроленный ты или нет - не важно, но вот поддерживать игру другого игрока ты обязан. Стоило мне только сесть с ней рядом, погладить по голове и сказать, что всё будет хорошо (и это Эви-то говорит, что всё будет хорошо?), меня вролило на раз-два...

"Война преследовала меня всюду, куда бы я ни пошла. Наверное, просто пришла пора перестать от неё бегать. Мне вообще пора перестать бегать и прятаться, всю жизнь я только этим и занималась. Хотела бы я сказать, что не позволю войне проникнуть в Хогвартс, но я не настолько могущественна, чтобы это сделать. Простите, что я не могу вас защитить."

Скупая слеза, и молчание в гостиной, нарушаемое некоторым шутками. Карисса судорожно писала письмо, а Эви всё понимала, что ей некому даже писать. Потом выяснилось, что Ханна достигла возраста 19 лет, в котором можно уйти на войну, и это было очередным шоком. Она приняла это решение - она ушла воевать. Ханна будет в полном одиночестве сражаться с магами, сильно превосходящими её по силе. Эвелин продолжала верить в её силы, но что-то ей подсказывало, что Эббот не вернётся. Хотела бы она сама там оказаться. Казалось, будто бы в Хогвартс девушка приносит одни лишь беды. Ей уже исполнилось 17, значит, она могла уйти из Замка по своей воле. Но сможет ли? Большой вопрос.

На этой грустной ноте игра и закончилось. Игра, но, к сожалению, не война. Пришла пора разбирать Хогвартс, снимать портреты и ткань со стен. Было грустно понимать, что сказке пришёл конец. А я ведь и не знаю, когда смогу выбраться на иную игру. Мы с Квинн опоздали на электричку, и поэтому провели два часа на перроне, танцуя, дуэлясь и играя в ладушки. Мы назвали это "старосты ушли на войну", или же "старосты готовят факультатив по выживанию на морозе на случай, если Хогвартс разрушат а из под защитного купола нам не выйти". Ехали домой мы все вместе, и организовали постигровую встречу. Пускай Хогвартс я увижу несколько, но хоть с факультетом я успею увидеться перед отъездом.

Все! Спасибо вам большое за незабываемое время и эмоции!

@темы: about Evelyn, character, game, player

URL
Комментарии
2014-01-12 в 20:52 

*Nottie*
Нельзя убивать незнакомых людей, вдруг у них котик дома один.
очень хороший отчет)
было неожиданно и здорово, что ты приехала, даже для тех, кто c тобой не играл *_*
это я о cебе, да)

2014-01-12 в 20:56 

Aersibeth
guide the dreamers back to life
*Nottie*, это надо будет обязательно исправить)) Когда я приеду в следующий раз) Спасибо за похвалу)

URL
2014-01-30 в 02:57 

*Devi*
Aersibeth, Очень порадовал отчет. Особенно фраза про "книжку, колу, коньяк и конфеты")))))

2014-02-14 в 13:55 

Aersibeth
guide the dreamers back to life
*Devi*, ну, это самое важное в жизни человека)) Так что спасибо, что меня этим снабдили))

URL
   

death is the winner of any war

главная