20:28 

there and back again

Aersibeth
guide the dreamers back to life
Порой кажется просто магией, что я приезжаю в город два раза в год и всего на месяц, и умудряюсь попадать на игры. Пускай редко, но попадаю, это просто замечательно. Игра прошла в субботу, а улетать уже в четверг, так что приехать мне удалось как раз вовремя.Поначалу я чувствовала себя запутанной и потерянной, в нашем чате появилось невероятно много людей, мне опять нужно было разобраться что к чему. Совершенно я путалась в показаниях, не сразу поняла, куда пересылать взнос и совершенно не поняла, что происходит. Но в четверг я выехала, и все, наконец, стало на свои места. Но обо всем по порядку.

Четверг - Первый День

О заезде, шашлыках, путешествии, озерах и отдыхе.

Утро четверга началось с беготни и сумок. Нужно было срочно покидать все вещи в сумки (чем я не занялась заранее) и уехать, предварительно поиграв с мамой в теннис. Несмотря на то, что у меня не было ни палатки, ни пенки, ни спальника, почему-то вещей было до неприличия много - чего стоит целый рюкзак еды (что, наверное, испытали на этой игре все) и десять метров чёртовой ткани, которую мы почему-то купили вместо того, чтобы взять моток пищевой плёнки да покрасить его сверху из баллонов. Ну да чёрт с ним, хоть гостиную на следующие игры будет чем украсить.
Утро, беготня, едва успела в душ, вс болит после тенниса, электричка, билеты и... опоздавшая Алиса. В итоге я, Смит и Ханна уехали на первой электричке, а Оливия осталась ждать опаздывающую Алису. В вагоны с вещами мы не влезли, так что ехали в тамбуре. И если первые две остановки нам было круто, то на Удельной в элетричку влезли все, нас чуть не раздавили своей массой люди, и на каждой станции приходилось высовывать голову, выворачивая себе шею, чтобы хоть чем-нибудь да подышать. Так прошло полтора часа. Причём все эти полтора часа я пыталась сидеть аккуратненько, чтобы не раздавить едущие в моей сумке торт и хлеб. Но мы то понимаем, что с ними стало...
В общем, поезда-поездами, но это было одним из лучших средством передвижений. Ибо потом мы как три идиота с кучей чемоданов шли по этой жаре по улице, допивая капли воды, что у нас остались, обливаясь репеллентом и объедаясь черникой, что росла по всем углам в каких-то просто неприличных количествах (аж все затраченные калории восстановить удалось). Шли сначала по синим стрелочкам, а потом эти синие стрелочки почему-то стали нас уводить с главной догори куда-то в лес. Сбегав вниз по этой дороге мы поняли, что путь-то действительно идёт в лес! После звонка Треверсу мы шли дальше в правильном направлении и готовились разгонять людей, что встали на нашем месте, пугая из байками про детский лагерь "Аделаида". Но сгонять никого не пришлось, к сожалению или к счастью. Наоборот, мы пришли на совершенно пустую местность, и радостно принялись обносить территорию. Главной задачей у нас было обнести камень так, чтобы за него больше никто не ходил в туалет. Остальное было мелочами.
Да и вообще всё стало мелочками, когда мы приехали, разложились и искупались в замечательном озере. Ох это озеро, как в нём было замечательно. И это вам говорит человек, который обычно очень не любит воду и очень не любит плавать. Радостно развесив труселя на верёвочке, потом водрузив на камень привезённый Оливией герб, мы наломали дров (в прямом смысле) и сели готовить есть. И тут уже выяснилось, что у нас мясо для шашлыков до сих пор в виде ножек, а его ещё и мариновать час. Между делом приехали Гриффиндор со Слизерином, поэтому стало как-то сразу и пошумнее и повеселее. Но не было ничего веселее того, как я с кровожадностью пещерного человека отдирала сырое мясо от костей, топила его в красном маринаде а потом с такойже звериной жестокостью насаживала его на шампуры. Фотографии этого действа похожи скорее на жертвоприношение, чем на готовку ужина. Да ещё и монгал не хотел работать как надо. Он либо горел синим пламенем, либо потухал напрочь - тлеющих углей эта вещь явно не знала. Поэтому готовили как говтовили, и половина кусков вышла недожаренной (но вкусно было так, что этому мясу всё можно было простить). В песнях про "Шаровары Вячеслава" и монаха Теодоруса прошёл наш первый вечер. Не забудем поблагодарить великую свечку от насекомых и Сирина, что нас иногда развлекал, привлечённый моим платьем в бананах.



Пятница - Второй День

О еде, ещё большем отдыхе, факультете и дровах.

Вот как раз таки в пятницу и началась основная движуха - заехали все. Конечно, завтракали мы кашкой, в которую накидали свещей черники и залили всё сгущёнкой, когда ещё было относительно тихо (хотя Гриффиндор, судя по всему, так и не ложился, у них там посменное дежурство). Потом же понаехали все, включая Рейвенкло, из которых в четверг не заехал вообще никто, и стало сразу активно и свежо, а к нам всё чаще и чаще стали прибегать с заявлением, что у нас территории огорожено больше, чем у всех остальных вместе взятых, на что мы гордо отвечали, что нас приехало аж 16 человек! А это на один меньше, чем у Гриффиндора. Собрали мы таки Хаффлпафф.
Как всегда купались в озере, а потом сварили замечательный борщ. Хаффлпафф всегда либо ест, либо отдыхает, другого ему не надо. Разве только на этот раз у нас решительно не хотел гореть костёр. Если в четверг мы его раздували на раз-два, то на этот раз он сопротивлялся всеми силами, и это нас порядком начинало раздражать. И мы даже стали разжигать читерский огонь (с использованием жидкости для розжига, которой у нас было столько, что даже описать трудно, по отъезду осталось несколько литров), но даже эта стратегия нас не спасала от печальной участи вечного ожидания воды для закипания.
А к вечеру, к привеликому сожалению, пришлось тащиться в лес за деревьями. Пошли мы вдвоём с Луной - я находила сухие деревья и вырывала их из земли, она их вытаскивала на дорогу, а Сирин их сторожил, чтобы их никто не утащил. Такое распределение обязанностей нас более чем устраивало до того момента, пока я не поняла, что перегрузила ногу. Так как вырывала я деревья из земли, прокручивая те винтовыми движениями, я опиралась на правую ногу, которой такое отношение не понравилось. Вытащив из лесу стволов семь, мы ползли в лагерь с криками "я сейчас рожу единорога, помогите". А потом, что самое интересное, радостно таскали десятилитровые канистры в лагерь. Но потом я до самого утра ходила прихрамывая, лишь думая о том, как мне с этим играть в квиидич... Вот у нас где приоритеты-то.
А вот ближе к вечеру была битва за тент. Йола привезла замечательный тент, который, к сожалению, мне лично не показался кладезью эстетики и, главное, функциональности. Мало того, от озера шёл сильный ветер, так что тент перекорёжило как шерстяные носки после стирки, и у меня он вызывал только жалость. К сожалению, мою позицию разделяли отнюдь не все, но даже несмотря на это нам удалось этот тент разобрать. Чему я, на самом деле, невероятно рада (ибо если бы его погнуло, а там итак была погнутая ножка, то было бы очень неприятно и неудобно). хотя и так тоже не удобно, что человек зря тащил такую тяжеленную вещь. Прости, Йоллочка.
Но зато приехала Боунс, с которой мы не виделись уже столько, что вспоминать неприлично. И это не считая толпы новых замечательных людей, которые пришли к нам на младший курс. Замечательные вы ребта, все-все-все.
А вот ночью началось уже веселье. Походы в поисках коньяка, что стали традицией, и пьянющая Боунс, заливающая раскрывшему в восхищении рты Гриффиндору что-то про волшебные палочки. Да и мне потом удалось пообщаться с младшим курсом Гриффиндора, у вас тоже замечательные ребята. Пообщались и о палочках, и о животных, обо всём на свете. На самом деле, это очень помогло мне прочувствовать заново всю атмосферу, вспомнить уже забытые знания и вообще вернуть себе почётное знание хорошей ученицы и будущего аврора, а то что-то два дня до игры я не знала, чем отпугнуть красных колпаков.



Суббота - Игра (4 августа 2000г.) - Третий День

О вроливаниях, феях, злосчастной колбасе и брате.

Продрав глаза с утра пораньше я поняла, что мне нужно срочно вролиться. Почему-то у меня была странная информация, что начинаем мы играть как только проснулись. Я сидела и очень старательно пялилась в зелёную стенку, думая о том, как мне это сделать наиболее удачно и поднывая о том, что вроливаться и лень и трудно, а потом услышала матеряшегося Люпина (он вообще спит, мне интересно?), после этого до моих ушей долетел чисто пожизнёвый разговор Боунс и Эббот, и я радостно выползла из палатки толстой гусеничкой, с довольной лыбой на лице и комментарием "так вы не вроленные"! Так действительно было гораздо легче. Особенно искать свой галстук и палочки во всех хитросплетениях палатки для вещей, которая явно была слишком маленькая для вечно влезающих туда туш. Однажды я там пыталась одеться, какой же этой было плохой идеей. Да и в принципе как же трудно было переодеваться на этой игре. Учитывая, что купались все раз по пять в день, то переодевания действительно становились пыткой.
Также пыткой стали постоянно мокрые волосы (ну совсем не просыхающие) и постоянная грязь под ногтями и рук и ног. Это меня не просто раздражало, а страшно выводило из себя. И мне ещё просто повезло, что мне даже относительно нравится запах репеллентов. Ну и в принципе хотелось бы обойтись как-то без палатки, от которой у меня клаустрофобия (упираться лицом в стену в принципе не очень приятно), но это всё мелочи жизни, которые практически не мешали общему веселью...
Общий сбор и двадцать минут на вроливание... А нам надо срочно провести общее голосование на капитана квиддичной команды. Смит, Рейнсворт, Боунс да Ванселли шли буквально нос в нос по количеству голосов, но потом Йоллочка (как только не писали твоё имя на этих бумажках) вырвалась вперёд (поздравляю от всей души), и нужно было срочно отправиться к Струпьяру, чтобы сообщить ему о том, кто у нас капитан. Но когда мы влетели на всех парах в учительский лагерь и что-то заорали ему вслед, пока он уходил в лес, на нас посмотрели как на идиотов, сказали, что Струпьяр на фронте и всё ли у нас хорошо. Вролились... Неужели уже прошло 20 минут? Побежали обратно, сели у костра, попытались вролиться и мы - не вышло. Просим у Гриффиндора музычки, чтобы проще войти в роли: ответом нам была долгая пауза и выкрики "да мы уже в ролях!" Да, ребят, а мы и правда отставали. Ну ничего, зато наверстали мы быстро. И, о боже, это было действительно трудно...


Игра:

"Я не рассчитывала на то, что с фронта меня приведут в лагерь, а не обратно в Школу, но спрашивать об этом в пятницу ночью
не было бы никакого смысла. Я была окрылена новостью об окончании войны, и, по правде говоря, чувствовала, что мне
горло сжимает стыд. Я не думала, что вернуть обратно живой. Это был мой собственный выбор уйти именно на войну,
а не вернуться обратно к факультету. Я обещала им предательство - они его получили. И они будут смотреть на меня с радостью,
а я так и не найду в себе сил признаться, что я готова была их покинуть до конца жизни. Мне было стыдно за свой поступок,
а также стыдно за то, что я понимала, что в любой другой ситуации поступила бы точно так же. Мне хотелось бы их
защитить, но я больше не могу так делать. Не могу даже ответить, ощущаю я боль или печаль, не могу сказать,
что я чувствую себя частью факультета. И мне жаль.


В общем, скажу я вам, это было действительно сложно. Такого психологического прессинга у меня не было никогда от персонажа, и ведь на прошлой игре я чуть не убила весь факультет причём в прямом смысле этого слова. Скорее всего, я вскоре в этом дневнике напишу отдельный пост о том, что персонаж делал пол года со своей пропажи в Игре, факультет узнает часть этого из письма, которое я им непременно пришлю перед следующим исчезновением, и жаль, кстати говоря, что факультет так сам этого и не узнал. Конечно, мисс Ренйсворт стыдливо скрывала всё произошедшее, к тому же, она считала это знание опасным, но я ведь даже до игры всех тщательно подготавливала. "Ребята, меня забрали родители, все обратили внимание на "родители"? А помните, что у меня отец погиб?" ну и в принципе до игры я каждый раз когда просила передать мне приборы приговаривала "передайте мне пожалуйста Рихтерское фамильное серебро". В общем я была уверена, что разгон удастся. Несмотря даже на то, что Эвелин окончательно утонула в синдроме одиночки, окрысилась, стала гораздо грубее и аргессивнее, но, с другой стороны, стала давать людям больше выбора и больше не давила на факультет. Считала, что не имела на это никакого морального права. И правильно считала.
В общем, игра началась с общего сбора, и на общем сборе сразу пошёл страшнейший разгон. Почему? Потому что представили судьёй герра Кристиана Рихтера (ну об этом я хотя бы знала, и заранее знала, что меня ждёт несусветный разгон) и мистера Вайсса (удивительно, что фамилия оказалась совпадением. Я изначально думала, что вы оба сидели с моей родословной). Естественно, сразу после отзвуков знакомых фамилий, у Эви начался конретный мандраж. У неё тряслись руки, тошнило, расфокусировался взгляд и она тщательно боялась на Рихтера поднимать даже взгляд. Я хочу упомянуть, что все проблемы, что у Эвелин были, включая пропажу сестры, смерть обоих родителей и неспособность учиться в Хогвартсе в свой шестой курс вызваны именно Рихтерами. Именно Рихтеры забрали её из Мунго с вполне очевидными намерениями (которые я тоже опишу позже) и именно их она боялась больше всего. Ну это если умалчивать о том, что они венгры и австрийцы, и вполне могли бы быть в рядах Венгерских Террористов, что, в общем-то, прямо на глазах у персонажа (мне везёт, правда?) перерезали пол Шармбатона и заставили её жить в лесах зимой. Это, кстати, был тот ещё парадокс, ибо персонаж в лесах прожил пол года, а я как игрок впервые в жизни уехала в поход...
В общем, персонажно разгон начался, теперь нужно было "слить" что-нибудь факультету. Начала я аккуратненько - с Йоллы. Слила я ей то, что Рихтеры с Вайссами венгры (у меня были все основания предполагать, что оба игрока сидели с моей родословной от нечего делать), и во вторых то, что я не хочу его видеть. Человека, которого я по идее никогда не видела в жизни, я боялась как огня. Я открыто отказывалась с ним контактировать и стояла в сторонке, пока с ним говорили. И бедная Эвичка дрожала всем телом, пока они вместе с тем самым Рихтером вбивали выпавший колышек квиддичного поля.


"Я не могла поверить, что одному из них удалось пробраться к нам. Что они подождали момента, когда мы будем вдали от
стен Школы и атакуют исподтишка. Я боялась за факультет, и я не знала, как поведёт себя этот человек. Я не видела
его никогда в своей жизни, этого Кристиана Вольфганга Рихтера. Вернее нет, Джеймса Джона Рейнсворта... Но
знает ли он о том, что он Вольфгангу и Тимее не родной сын - не известно. Знает ли он,
что является моим родным братом? Как и Марианне, которая теперь уже тоже носит фамилию Рихтер?


Помимо всего прочего он бегал с палочкой моей матери... Конечно я узнала родную палочку из чёрного дерева с пером пегаса, причём увидела её как раз на той тренировке по квиддичу, в которой мы усиленно чинили поле. Если честно, это знание чуть было не выбило у неё яростную тираду. Она сдерживалась как могла, боясь привлечь внимание к себе. Что уж говорить - Рейнсворт сама англичанка лишь на половину (на свою маггловскую половину), вторая же половина протекает из чистокровнейших родов Венгрии и Австрии (ну вот как я так удачно подобрала своё происхождение ещё за два года до начала этой войны?), и привлекать к себе внимание ей было совершенно не выгодно. А что ещё делать? Она не знала. Только в голове весь день барабанило Рихтер-Рихтер-Рихтер. А потом, вернулись люди с фронта.


"Мистер Долохов шёл одним из первых. Я видела его сразу, но ноги словно приросли к земле. Он нашёл меня, отвёл
в безопасное место и потом помог вернуться в Школу, а сам прибыл на день позже. Он знал о моих дяде и тёте, он знал,
что они сделали. Стоило ли мне сообщить ему, что здесь из по бумагам их родной сын? Но ведь Долохов не стал бы даже
пытаться в этом разобраться, он бы не церемонился с единственным родным человеком, чтто сейчас был рядом."


Боунс подбежала сразу с вопросом "а это случаем не ваш декан?" Действительно, это был наш декан, но у персонажа было слишком много на уме, чтобы бежать и встречать его с припеваниями. Рейнсворт его видела свосем недавно, тот её спас во многих смыслах, и на этот раз вызывал огромные опасения. Стоит уточнить, что отношения Эвелин к брату балансировали между желанием убить его на месте без кааких-либо разговоров и кинуться на шею со слезами и добрыми намерениями. Ну а в целом ей хотелось просто с ним поговорить, чтобы понять, какой именно подход был бы правильным. Хоронить родного брата - плохо. Но если он того заслуживал, если это он приложил руку к убийствам, она бы немедленно доложила учителям. Но сейчас оставалось только найти повод...
А повод подвернулся на удивление удачно. Накануне все поели докторской колбасы. Я не знаю, зачем в тридцатиградусную жару приносить в лагерь колбасу и через два дня её есть, но почему-то на тот момент это никого не смутило. Таким образом, во время интереснейшей лекции миссис Бёрк про келпи и фей, факультет лёг. Кирстен, Мун-которая-вроде-как-младшая, Росс и Мортон легли влёжку. Я бегала по гостиным и орала АНАНАСИЩЕ и выпрашивала у всех уголь. В итоге пока все ушли на лекцию, над четырьмя трупиками стояли я, директор, Герц и Рихтер, пытаясь привести ребят в чувство, и ходили с ними в кусты "прочистить организм". Ну и переодически проверяли, жив ли Мортон там под деревом. Снейп не могу держаться от комментария, что магия Хогвартса не хочет, чтобы на Хаффлпаффе было много детей и выкосила половину. Я же не могла удержаться от рифм "УПСяшка-поблевашка, приходите к нам играть" и "УПСёнок-поблюёнок, очень весело играть". Но когда дети стали возвращаться в факультатива (обязательного по доброй традиции), нам пришлось вролиться чтобы не выроливать остальных. Снейп, Долохов и Герц ушли, оставив нас с Рихтером варить чай... Естественно, не постеснявшись даже снующих рядом учеников, Эви включила дикобраза и закидывала герра грубыми колкостями, которыми выдавала свою осведомлённость о его месте обучения, семье и даже методам. И судя по ответу, ему эти колкости не особо понравились. В общем, разогнались уже тогда и очень даже хорошо. Вот она - судьба. Так бы Эви подошла к нему только после квиддича, чтобы до этого ненароком не наговорить глупостей и не заставить судью не любить команду с самого начала. А потом пошёл ливень, мы закрывали костёр своими телами, вымокли до нитки, спалили несколько важных деталей диалога Ханне и поняли, что нас окончательно понесло. И это было круто.
Хочется заметить, что мы ещё со старта заработали отработку. Купаясь в озере, мы увидели Долохова на берегу и закричали "мистер Долохов". В этот момент Ханна заорала "топи Боунс!" и тот с берега услышал "Антонин". В общем, отработку заработели все, кто был в воде, включая слизеринцев. Отработки у нас так и не произошло. Сначала мы хотели найти время чтобы всей толпой извиниться и сказать, что произошло недоразумение, а потом как-то и времени не было. Ведь после ливня начался квиддич...
Хочется сказать, что весь день до квиддича мы обо ничем не были заняты. По лагерю ходили феечки, вселяли в людей вмтранные мысли, кто-то повёл студентов на Колпаков, Рейнвенкло бегали и распространяли какие-то теории заговора о том, что все пришедшие с войны под Империусом, хотя, очевидно же, что всех в Министерстве проверяли. Отвела Оливию к Снейпу, когда та считала, что воскрес пони Фредерик, пару раз погналась за толпой студентов, что просто хотела гулять, пока думала, что они тоже под какой-то навязчивой идеей (сразу вспоминаются осколки зеркала в прошлой игре, как я устраивала за всеми слежку а потом мы ломились в Большой Зал за ними). Меня феечки уверенно тащили с собой в хоровод и привели в качестве невесты Люпину. Так как несчастному Люпину привели целый цветник, он сказал, что возьмёт всех, а Йола после этого, как и ещё несколько ребят, решила, что провела в хороводе полтора года. Или два. Не важно. В общем, я лично не могу сказать, что это было как-то удивительно весело. Всё утро мы в основном шатались без дела и играли в социалку, что было немного грустно. Я вообще считаю, что можно было бы вролиться всем в пятницу и пустить какой-нибудь ахтунг ночью уже, остальных бы встречали в ролях как и планировали. Но не будем отвлекаться.
Квиддич был игрой интересной, но мало продуманной. Несколько правил были не ясны. Например, в штрафной зоне загонщик может поднимать бладжер, не не может по нему ударять ракеткой. В то же самое время удерживать бладжер в руках более трёх секунд нельзя. А что если тебе нужно более трёх секунд, чтобы выйти из штрафной зоны? Ну и печалило то, что бладжеры возвращали ученики, подкидывая своим же, сместо того, чтобы кинуть бладжер на другой конец поля, чтобы бежали оба загонщика. Я бы давала за это штрафы. Ну и правила знали не все. мы вон со Слизерином друг у друга из под ракеток мячи выбивали (мы с мисс Гринграсс за каждый мяч ноги да руки разбивали), а потом в матче Рейвенкло и Гриффиндора выяснилось, что так делать нельзя. В общем, я бы провела какой-то более-менее брифинг.
Но небольшие трудности в сторону, я считаю, что всё было отлично. Спасибо большое всем командам, пускай боролись мы все яростно и не ушли без травм, всё было отлично. Пускай мы и заняли четвёртое место, но зато заняли красиво, за что и заслужили сладкий кубок от герра Рихтера (да вообще, мы совершили невозможное - мы собрали команду)! Слизерин - наши поздравления с победой. К сожалению, я играть смогла не до конца. Нога давала о себе знать ещё с пятницы, в первом раунде я повредила ногу так, что она уже плохо гнулась и болела, во втором я её случайно выгнула внутрь в время очередной битвы за бладжер и поняла, что у меня сыпятся искры из глаз. С поля в буквальном смысле уносили. А затем мне уступили замечтельный трон рядом с мистером Треверсом, на котором я могла следить за окончанием матча. Но Оливия замечательно сыграла на подмене, все у нас большие умницы. Мы разрушили правило, что гласит "если у Хаффлпаффа нне хватает игроков, они могут брать их из других команд". После фотографий мы радостно купались в озере (купали меня мистер Смит и мистер Мортон, они брали меня на руки вдвоём и вертели по кругу в воде). Я получила массу комментариев, что отобрала себя обоих парней факультета, а сама громко кричала, что я старая развратница и сооблазлила двух тринадцатилетних мальчиков. Купаться полезли все, и, благодаря магии озера, у всех парней резко выросла грудь. Вероятно, это всё проделки кэлпи. Но Джон, как истинный джентельмен, смело носил меня на руках в то нелёгкое время.
А потом пошёл главный разгон с Рихтером, и это уже было что-то с чем-то. По правде говоря, немного меня удивляла лояльность университета. Судья, и это после того, что я слила, что он венгр, которого я по-идее никогда в жизни не видела, приходит на факультет и практически прямым текстом говорит, что хочет поговорить наедине. Потом мы уединяемся на час в лесу. Я бы как минимум сбегала к профессорам с криками "у нас пропала ученица". Ну и я молчу, что факультет так и не узнал, где Эви провела пол года. Конечно, она вам в лобешнк бы и не ответила, но за откровенным разговорам можно было бы и узнать. Так как не было Квинн, которой бы всё слилось просто так, она готова была раскрыться любому члену факультета, что проявил бы хоть чуточку такта, ибо персонаж три раза чуть было не ударился в слёзы. Хочу напомнить, что Эви плакала всего один раз - при объявлении войны. В общем, так как делать было всё равно нечего, то была бы масса времени поразгоняться по поводу сложившейся ситуации с факультетом-то. И только под конец, когда мы уже перебрались к костру, я несколько раз перешла с ним на "ты", мы начали обсуждать насколько много он обо мне знает и в принципы методы обучения в Дурмстранге, факультет ожил.


"Я понимала, что идти за ним было не самым мудрым решением, пускай он и звал за собой. Как много он
знает, во что готов поверить и на что готов пойти? Ещё до игры я поняла, чего он хочет. Ещё до игры он сказал мне,
что хочет, чтобы я тоже стала Рихтер. Этого же хотят Вольфганг с Тимеей, но у них были другие методы.
Они ли послали своего сына, или он пришёл сам, или это вообще было чистой случайностью? Кто знает. Но я всё никак не
могла понять - действительно ли я видела заботу в его словах и жестах тогда, или мне просто хотелось её видеть?
Причинит ли мне и этот человек боль, или хоть на него можно положиться. Да и что для меня значит его здесь появление?
Неужели мне придётся снова
убегать?"


Удивительно быстро "персонаж на одну игру" превратился для меня в человека, с которым связано слишком многое, с которым можно отыграть невероятные вещи. Поэтому теперь уже страшно хочется, чтобы мастера позволили Кристиану вернуться в игру, например в качестве преподавателя полёта, в качестве помошника в организации Турнира Трёх Волшебников или даже просто как знак дружбы и перемирия. Да и вообще, хотелось бы отыграть эту бесконечную арку, которая началась с самой первой игры, когда мы на пол года позже приехали в Хогвартс, до выпуска персонажа.
Но в какой-то момент пришлось отвлечься и от своего собственного брата. Ученики стали собираться на полянке, и говорили о том, что феи откроют путь в потусторонний мир. Совершенно не понятно, зачем нам идти туда гурьбой. У Эвелин, которая раньше при каждой опасности скатывалась в истерику, запирала всех в гостиной и просила Квинн охранять младший курс (особенно ярко это проявилось в эпизоде с нечистью на одной из игр), вполне логично родилась цепока мыслей. В общем-то, особенно после того, как выяснилось, что это мир наоборот, я не поняла, почему не оставить было учеников в палатках, оставить преподавателей их охранять и группе людей отправиться за дарами. В общем-то, зачем вообще было что-то брать у фей, если они предупреждали? Я вот обидела несчастную феечку Деви, прости меня, я не специально, чтобы она не дай Бог не попросила чего взамен, у нас аж 4 человека влезло в долги. А потом вся школа, включая невменяемых Северину Снейп, Антонину Долохову и Пьюрфоя, обратившихся детьми, которые могли бы в настоящем мире защитить оставшихся хотя бы первогодок, пошла огромной гурьбой через портал.
Дабы меня не поняли превратно, сам квест мне очень понравился. Было сделано невероятно красиво, настоящее волшебство, и страх, и всё на свете, но обоснования было мало. Персонаж лично ничего не понял, ей всё это казалось странным. И если бы у неё голова не была забита жалостью к себе, мыслями о брате и она в принципе бы не отдалилась от факультета, чувствуя лишь невероятный стыд за свой поступок, то, наверное, она бы устроила истерику. Вот что действительно было бы весело, это если бы мы разозлили фей, или они бы просто решили нас таким образом использовать, чтобы они провели ритуал и все внезапно обратились бы старыми пердунами в платьях и пытались бы со своим ревматизмом догнать Северину и успокоить Антонину, которой было грустно, что она намочила штанишки. В общем, пригнали бы нам этот мир, сказали "расхлёбывайте, королева хочет туфли". Я сильно утрирую и упрощаю, но обоснуя было бы больше и играть в этом плане было бы интереснее.
Но за атмосферу твёрдая пятёрка. Этот огромный огненный портал, проход через воду с острыми камнями, начало уже было восхитительным. Действительно чувствовался этот переход в нечто потустороннее, и даже чувствовались изменения в душе. Зеркальные стражи, что делали одно движение со звуком барабанов, были замечательны. Один в какой-то момент схватил меня за талию, причём достаточно крепко, и я чуть не вскрикнула, подумав поначалу, что он меня заметил и мне из этого мира уже не выбраться. Добравшись до костра, где мы оказалсиь под защитой огненных духов, всё шло хорошо, но медленно. Я молчу, что у нас сбежали дети, несмотря на то, что половина присутствующих кричало своими старческими голосами "держите детей". Хотя я понимаю, детей так просто не удержишь... Потом долго не могли отправиться в путь, а при каждом приближении тёмных фей мы жались к костру так близко, что некоторых (включая меня), кидало чуть ли не в пламя. В мантии из габардина это не комильфо. Организованнее надо быть. В общем, проторчав там ещё несколько минут, мы наконец-то отправились сами искать Короля Фей, причём, как и обычно, пряча лица. Переодически людей замораживало, и их приходилось упорно тащить на себе (как мне, например, пришлось тащить Юну), но под конец мы до него всё же добрались. Штаны! Мы увидели Штаны! Болше мы ничего не видели, ибо продолжали либо прятать лица, либо иногда по полном рандому останавливаться в середине пути и играть в "Слизерин в домике".
Делились на 4 группы и обсуждали план действий мы тоже до неприличного долго, но атмосфера, несмотря на полное смятение, продолжала быть замечательной. Я молчу про то, как они шли рядом с толпой, приговаривая "мясо", "убивать" и кто-то тоненьким голосочком сзади проговорил "насиловать!" Помнится только, что персонажа страшно возмутило, с какой лёгкостью ряды отпускали от себя учеников, отдавая их феям, в общем-то, на пытки. В общем-то, нашу Ханну в том мире растерзали до смерти, хорошо хоть в мире наоборот она воскресла, ибо всё воскресает в настоящем мире из умершего там, но персонаж чуть не взорвался от этого, по правде говоря. Она бы вцепилась в своего соседа зубами, когтями и волосами. Но в итоге всё прошло удачно. Мы нашли Северину в том месте, где когда-то была гостиная Хаффлпаффа, и забрали оттуда вполне уродливую чашу, а потом рванули от них со всех сил обратно. Самым сложным дальше былло засунут всех обратно через портал. Кого-то отчаянно выхватывали из толпы, и потом за ними уверенно гонялись люди, у кого в руках ещё не погасли факелы, а остальные стояли неорганизованной толпой. Схватив в руки и туфли, и ожерелье и корону (корона так корона...), и отдав кому-то чашу, я ломанулась обратно в воду через портал, постепенно уводя за собой людей, чтобы очистить пространство и чтобы в принципе было меньше жертв тёмных фей. Пока дети выбирались на берег (став снова мальчиками и девочками вместо стариков и бабушек), я видела Снейпа, повзрослевшего, однако бежавшего в трусах и кричавшего "верните мне штаны!" Эта картина останется со мной надолго.
Пересчитавшись в который раз, найдя Ханну и убедившись, что со всеми всё хорошо, я было расслабилась, что всё закончилось. Но, к сожалению, тут расплакалась Луна. Я не могла понять, было это отголоском её страхов или же переживанием за остальных, и только потом поняла, что та потеряла там палочку. оставив факультет разжигать костёр, мы пошли, спотыкаясь о каждую корягу, прочёсывая каждый миллиметр, но так ничего и не обнаружив. Было бы действительно плохо, если она потерялась в воде. Пришлось вернуться обратно, где мы сидели вокруг костра и пытались пересказать друг-другу свои мысли и эмоции. Для многих это было действительно тяжело, несмотря на то, что всё прошло относительно без потерь.
Нам обещали бал, но бал так и не пришёл. Мы что-то разгонялись про "не приехала труппа артистов", что кто-то услышал как "не приехали трупы артистов". После чего герр Рихтер рассказывал о своих друзьях-некромантах, и беседа перешла в совсем иное русло. В общем, феи нас кинули с балом и смылись, а мы остались сидеть вокруг костерочка, есть лапшу и продолжать играть, несмотря на то, что большая часть школы уже перешла на стоп. разгонялись мы до самого утра, и дошло даже до того, что Кристиан чуть было не использовал на мне круциатус. Конечно, ему было оказано весьма активное сопротивление, в результате которого он сломал мою палочку, я отобрала у него его палочку (а вернее к Эвелин вернулась палочка её матери из эбены с пером пегаса), а Карисса (о невозмутимости лица, с которым она это делала, можно писать легенды), выхватила у того вторую палочку и приложила того морфиусом. И, конечно же, он свалился прямо на меня, и так до этого нависал весьма опасно. Ну и о наших связях, наконец, догадались ученики. Карисса спросила, не родственники ли мы. Сирин интересовался, есть ли у Кристиана родня на факультете. А Мелиссе досталось "спокойной ночи, сестрёнка", брошенное напоследок. Конечно, Эви от обвинений старательно уворачивалась. Оно было даже проще, ибо было уже светло, на улице шесть утра, а мы так и не спали, поэтому все расходились по палаткам. Пускай уже и очень очевидно нам пришлось действовать, включая переодические переходы на "ты", но факультет разгонку поймал. Жаль, что поздно, очень жаль.


"Возможно, многое и стало на свои места, но слишком много вещей ещё оставались неразгаданными, будто
бы погребёнными за серебристым туманом. Я не могла оценить опасность, и не могла оценить волнения, которое волной
дошло до факультета. Я не знала, могу ли здесь оставаться и не будет ли это опасным, не знала, могу ли верить собственному
брату. Притворяется он хорошим человеком лишь для того, чтобы она ему доверилась и атаковать в минуту слабости? Он предложил
убить Вольфганга. Я до сих пор не могу понять, насколько это глупая затея. Стать Рихтер, чтобы подобраться ближе. Только ли ради
этого он предлагал мне вступить в семью или нет? Он предлагал мне защиту. Если бы я хотела причинить кому-то зло, я бы говорила
такими же словами."




Воскресенье - Четвёртый День

О последних купаниях, сборах и отъезде.

Проснувшись утром мне было совершенно не понять, в ролях мы или нет, и что вообще происходит. По правде говоря, были все какие-то на половину вроленные, и это было сложно. То есть преподаватели до сих пор были "профессор", к ученикам по фамилиям, но мы купались с феечками в озере. И выяснили, что нам специально оставили крылья, так что теперь у нашего факултета были прекрасные крылья фей.
По возвращению мы решили всё же вролиться по-настоящему, но продлилось это недолго. Через несколько десятков минут нам уже пришлось бежать на общий сбор, где был поставлен официальный стоп. И это снова было печально, ибо я бы поиграла ещё хотя бы немного утром, как мы обычно делаем на играх. А так-то всё произошло быстро. Зато я наконец-то смогла пообниматься с Кристианом, и наперебой рассказывать о том, какую херню ты творили по игре и как часто мы проливали парафин в котелок с водой вылавливали бензиновую лужицу из котла поварёжками. А ещё мы прибежали на всех парах к Долохову с его футболкой, расписанной кровью красных колпаков (наши-то были всего-то из чернил кракена, которого мы съели несколько лет назад).
Уезжать было немного грустно, зная, что я никак не попадаю на сентябрьскую игру. К сожалению, расстояния - вещь тяжёлая. Так что буду надеяться приехать на сыгровку. А сейчас, отмывшись, отъевшись, отоспавшись и выздоровев, я могу только писать отчёты да объяснения произошедшим событиям. А также письмо моему замечательному Хаффлпаффу перед своим очередным исчезновением.

@темы: player, game, character

URL
Комментарии
2014-08-11 в 20:49 

Если действительно интересно, я спал с четверга на пятницу и с субботы на воскресенье.
Я пятницы на субботу, к несчастью, не удалось.
Люпин.

P.S.: "выбрать" себе невесту из числа студенток, среди которых было много первокурсниц, мне не позволила этика преподавателя. Да и продолжал я пока рассчитывать на уже имевшиеся договоренности на этот счет. Но при действительно приличествующих обстоятельствах выбрал бы мисс Рейнсворт :yes:

2014-08-11 в 20:57 

Aersibeth
guide the dreamers back to life
Если действительно интересно, я спал с четверга на пятницу и с субботы на воскресенье.
Я пятницы на субботу, к несчастью, не удалось.

Это приятно слышать, а то мы уже пришли с факультетом к выводу, что вы вообще не спите.

P.S.: "выбрать" себе невесту из числа студенток, среди которых было много первокурсниц, мне не позволила этика преподавателя. Да и продолжал я пока рассчитывать на уже имевшиеся договоренности на этот счет. Но при действительно приличествующих обстоятельствах выбрал бы мисс Рейнсворт
Да, мы всё прекрасно понимаем :)
Мисс Рейнсворт весьма и весьма польщена. И спасибо за комментарий, он значит, что мои отчёты кто-то всё-таки читает!

URL
2014-08-11 в 22:00 

Hitrulya
Я хочу быть с вами... С ними у меня ужасно болят жабры...
Пожалуй личные разгоны лучше проводить через 1-2х игровых друзей. Весь факультет совсем не обязательно смотрит только на тебя, там слишком многое происходит у всех.
И мы с тобой говорили о реакциях (персонажно даже) если ты реагируешь отмашкой - тебя перестают спрашивать и это логично.

2014-08-12 в 01:06 

Варьянаш
Не стоит бояться того, что не узнано нами, не стоит жалеть о том, что нам никогда не светит (с.)
Рейнвенкло бегали и распространяли какие-то теории заговора о том, что все пришедшие с войны под Империусом, хотя, очевидно же, что всех в Министерстве проверяли
Это не мы, это Гриффиндор :) мы периодически носкам поклонялись :facepalm:

А насчёт непродуманности квиддича плюсую. Точнее, тот квиддич, в который все давно играют, продуман-то неплохо, просто у нас все во главе с судьей правила плохо знают.

Эрин О'Флаэрти, Рйвнкл

2014-08-12 в 14:45 

Aersibeth
guide the dreamers back to life
Пожалуй личные разгоны лучше проводить через 1-2х игровых друзей. Весь факультет совсем не обязательно смотрит только на тебя, там слишком многое происходит у всех.
Да разгоняться пытались уже и так и так. Уже хоть как-нибудь.

И мы с тобой говорили о реакциях (персонажно даже) если ты реагируешь отмашкой - тебя перестают спрашивать и это логично.

Отмашка - тоже реакция персонажа. Плюс, в нашем случае, отмашка произошла уже настолько ближе к ночи, что нам к тому моменту было вообще уже всё равно :)
Так или иначе, нет смысла снова поднимать этот разговор. Мы оба закидывали очень много удочек.

Это не мы, это Гриффиндор мы периодически носкам поклонялись
Ничего не знаю, ко мне эта информация дошла от вас!
И кому-то я из вас, кстати, обещала развесить носки и даже подарить свои. Кому толко я уже не помню.

URL
2014-08-13 в 23:14 

Потому что представили судьёй герра Кристиана Рихтера (ну об этом я хотя бы знала, и заранее знала, что меня ждёт несусветный разгон) и мистера Вайсса (удивительно, что фамилия оказалась совпадением. - да только мистер Вайсс это колдомедик. А вот второго судью. ни кто не помнит

URL
2014-08-19 в 22:58 

Aersibeth
guide the dreamers back to life
да только мистер Вайсс это колдомедик. А вот второго судью. ни кто не помнит
Я помню, что мистер Вайсс был колдомедиком :) И помню, как он предлагал мне помощь после травмы, это было очень мило с его стороны (только персонаж и его избегал всеми силами).
А второго судью помнят все, как забыт рыжеволосую особу с оралом? Просто в отчёте нет места для всех, он итак большой, так что прошу прощения...

URL
     

death is the winner of any war

главная